Статья 3 НК РФ. Основные начала законодательства о налогах и сборах

Ст 3 НК РФ с комментариями и изменениями 2018-2019 года

1. Каждое лицо должно уплачивать законно установленные налоги и сборы. Законодательство о налогах и сборах основывается на признании всеобщности и равенства налогообложения. При установлении налогов учитывается фактическая способность налогоплательщика к уплате налога.

2. Налоги и сборы не могут иметь дискриминационный характер и различно применяться исходя из социальных, расовых, национальных, религиозных и иных подобных критериев.

Не допускается устанавливать дифференцированные ставки налогов и сборов, налоговые льготы в зависимости от формы собственности, гражданства физических лиц или места происхождения капитала.

Абзац утратил силу с 1 января 2005 года - Федеральный закон от 29 июля 2004 года N 95-ФЗ.

3. Налоги и сборы должны иметь экономическое основание и не могут быть произвольными. Недопустимы налоги и сборы, препятствующие реализации гражданами своих конституционных прав.

4. Не допускается устанавливать налоги и сборы, нарушающие единое экономическое пространство Российской Федерации и, в частности, прямо или косвенно ограничивающие свободное перемещение в пределах территории Российской Федерации товаров (работ, услуг) или финансовых средств, либо иначе ограничивать или создавать препятствия не запрещенной законом экономической деятельности физических лиц и организаций.

5. Абзац утратил силу с 1 января 2005 года - Федеральный закон от 29 июля 2004 года N 95-ФЗ.

Абзац утратил силу с 1 января 2005 года - Федеральный закон от 29 июля 2004 года N 95-ФЗ.

Ни на кого не может быть возложена обязанность уплачивать налоги и сборы, а также иные взносы и платежи, обладающие установленными настоящим Кодексом признаками налогов или сборов, не предусмотренные настоящим Кодексом либо установленные в ином порядке, чем это определено настоящим Кодексом.

6. При установлении налогов должны быть определены все элементы налогообложения. Акты законодательства о налогах и сборах должны быть сформулированы таким образом, чтобы каждый точно знал, какие налоги (сборы), когда и в каком порядке он должен платить.

7. Все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика (плательщика сборов).

Комментарий к статье 3 НК РФ:

Положения комментируемой статьи имеют исключительно важный характер для всех плательщиков налогов и сборов, и зачастую становятся решающим аргументом налогоплательщика в споре с налоговым органом.

Прежде всего, к основным началам налогового законодательства относится определенность соответствующих норм.

Как указано в Постановлениях КС РФ от 08.10.97 N 13-П, от 11.11.97 N 16-П и от 28.03.2000 N 5-П, расплывчатость налоговой нормы может привести к не согласующемуся с конституционным принципом правового государства произвольному и дискриминационному ее применению государственными органами и должностными лицами в их отношениях с налогоплательщиками и тем самым - к нарушению конституционного принципа юридического равенства и вытекающего из него требования равенства налогообложения, закрепленного пунктом 1 статьи 3 Кодекса.

В РФ как правовом государстве законы о налогах должны содержать четкие и понятные нормы. Именно поэтому НК РФ предписывает, что необходимые элементы налогообложения (налоговых обязательств) должны быть сформулированы так, чтобы каждый точно знал, какие налоги, когда и в каком порядке он обязан платить (пункт 6 статьи 3), а все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах толкуются в пользу налогоплательщика (пункт 7 статьи 3); формальная определенность налоговых норм предполагает их достаточную точность, чем обеспечивается их правильное понимание и применение; расплывчатость налоговой нормы может привести к не согласующемуся с конституционным принципом правового государства произвольному и дискриминационному ее применению государственными органами и должностными лицами в их отношениях с налогоплательщиками и тем самым - к нарушению конституционного принципа юридического равенства и вытекающего из него требования равенства налогообложения, закрепленного пунктом 1 статьи 3 НК РФ.

На это указано и в Постановлении ФАС Московского округа от 03.06.2009 N КА-А40/4667-09.

Президиум ВАС РФ в Постановлении от 20.11.2012 N 7221/12 указал, что при применении Классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы (далее - Классификация), утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 01.01.2002 N 1, необходимо исходить из следующего.

Статьей 3 НК РФ установлены требования, предъявляемые к актам законодательства о налогах и сборах: указанные акты должны быть сформулированы таким образом, чтобы каждый точно знал, какие налоги (сборы), когда и в каком порядке он должен платить.

Классификация при отнесении тех или иных видов основных средств к амортизационным группам не содержит указания на то, определялся ли срок использования машин и оборудования, объединенных в соответствующий вид основных средств, исходя из их применения в непрерывной технологии изготовления продукции или вне таковой.

Классификация содержит наименования амортизируемого имущества, которым корреспондирует Общероссийский классификатор основных фондов ОК 013-94, утвержденный постановлением Госстандарта России от 26.12.94 N 359 (далее - Классификатор ОК 013-94).

В целях устранения неопределенности в вопросе правомерности применения налогоплательщиком повышающего коэффициента следует исходить из того, что ускоренная амортизация основных средств в связи с их эксплуатацией в режиме повышенной сменности применяется во всех случаях, кроме машин и оборудования, поименованных в разделе "Машины и оборудование" Классификатора ОК 013-94 как основные средства непрерывных производств.

В данном случае волоконно-оптические линии связи, кабельные линии связи, телекоммуникационное оборудование эксплуатировались обществом круглосуточно, однако в Классификаторе ОК 013-94 названные основные средства не указаны в качестве оборудования непрерывного действия.

По смыслу статьи 57 Конституции РФ в системной связи с ее статьями 1 (часть 1), 19 (части 1 и 2) и 55, в РФ как правовом государстве законы о налогах и сборах должны содержать четкие и понятные нормы. Конкретизируя выводимый из указанных положений конституционный принцип определенности налоговых норм, НК РФ закрепляет его в пункте 6 статьи 3 (см Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 24.07.2003 N Ф08-2067/2003-961А).

Как пояснил ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении от 03.03.2006 N А33-5650/05-Ф02-865/06-С1, правило о том, что акты законодательства о налогах и сборах должны быть сформулированы таким образом, чтобы каждый точно знал, какие налоги (сборы), когда и в каком порядке он должен платить, относится к установлению всех существенных элементов налоговых обязательств, в том числе и налоговых льгот.

Минфин России в Письме от 18.01.2008 N 03-04-05-01/6 указал, что выражение "какие налоги" имеет в виду виды налогов, порядок определения налоговой базы по налогу, а не их величину, на которую, например, может влиять уровень цен на товары и услуги, уровень различных процентных ставок, курсы валют, меняющиеся в зависимости от рыночной конъюнктуры. При этом сам порядок определения налоговой базы остается неизменным.

Также следует привести и Письмо Минфина России от 29.04.2008 N 01-СШ/30, в котором содержатся следующие разъяснения. Критерий определенности правовой нормы как конституционное требование к законодателю был сформулирован в ряде постановлений КС РФ (в том числе от 25.04.95 N 3-П, от 15.07.99 N 11-П, от 25.04.2001 N 6-П, от 16.07.2004 N 14-П). В соответствии с позицией КС РФ "общеправовой критерий определенности, ясности, недвусмысленности правовой нормы вытекает из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом (часть 1 статьи 19 Конституции РФ), поскольку такое равенство может быть обеспечено лишь при условии единообразного понимания и толкования нормы всеми правоприменителями. Неопределенность содержания правовой нормы, напротив, допускает возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения и неизбежно ведет к произволу, а значит - к нарушению принципов равенства, а также верховенства закона".

Вторым важным принципом налогового законодательства является законность исполнения обязанности по уплате налогов и сборов.

В Определении Верховного Суда РФ от 06.09.2006 N 59-Г06-16 разъяснено, что принцип законности имеет два аспекта: каждое лицо должно уплачивать законно установленные налоги и сборы (пункт 1 статьи 3 НК РФ); недопустимы налоги и сборы, препятствующие реализации гражданами своих конституционных прав (пункт 3 статьи 3 НК РФ).

Принцип, закрепленный в пункте 1 статьи 3 НК РФ, согласуется со статьей 57 Конституции РФ, в соответствии с которой каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы (см. также Постановление ФАС Северо-Западного округа от 15.07.2009 N А42-8374/2006).

Принцип соразмерности понимается в смысле положений пункта 1 статьи 3 НК РФ: при установлении налогов учитывается фактическая способность налогоплательщика к уплате налога. Согласно пункту 3 статьи 3 НК РФ налоги и сборы должны иметь экономическое обоснование и не могут быть произвольными. Экономическим основанием для установления налога является наличие у налогоплательщика имущества, дохода, или иное основание, имеющее стоимостные, количественные или иные характеристики.

Данные аспекты раскрыты в Определении Верховного Суда РФ от 06.09.2006 N 59-Г06-16.

Президиум ВАС РФ в Постановлении от 08.11.2011 N 5292/11 пришел к выводу, что налогообложение денежных сумм, перечисляемых в бюджет в виде налогов, не имеет экономического основания, то есть противоречит основным началам налогового законодательства (пункт 3 статьи 3 НК РФ).

ФАС Уральского округа в Постановлении от 22.11.2012 N Ф09-11402/12 пришел к выводу, согласно которому закрепленный в пункте 1 статьи 3 НК РФ принцип учета при установлении налогов фактической способности налогоплательщика к уплате налога отражает невозможность установления "чрезмерных" налогов без учета фактической способности налогоплательщика к уплате налогов и сборов.

Указанный принцип, в первую очередь, реализуется через установление законодателем налоговой ставки как элемента налогообложения в целях реализации принципа соразмерности и справедливости. Имеется в виду, что величина налоговой нагрузки, установленная государством на налогоплательщика, должна позволять ему иметь доход после уплаты налогов, обеспечивающий нормальное функционирование.

С учетом изложенного суд указал, что ссылка налогоплательщика в рамках конкретного дела на то, что размер доначисленных по результатам налоговой проверки налогов, пеней и штрафов превышает возможности налогоплательщика по их уплате, не может расцениваться с точки зрения пункта 1 статьи 3 НК РФ как чрезмерное налоговое бремя.

Принцип всеобщности и равенства налогообложения (пункты 1 и 2 статьи 3 НК РФ) соответствует конституционному принципу юридического равенства (см. Постановление ФАС Московского округа от 07.05.2008 N КА-А40/3514-08).

Он означает, что все субъекты налоговых правоотношений должны находиться в равных условиях при уплате ими установленных платежей, а уменьшение налоговой нагрузки должно быть экономически обосновано (см. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 19.04.2010 N А27-13916/2008).

ФАС Северо-Западного округа в Постановлении от 17.10.2008 N А42-8374/2006 закрепил, что избирательный подход к конкретному налогоплательщику противоречит принципу всеобщности и равенства налогообложения.

Исходя из принципа равенства налогообложения, недопустима ситуация, при которой добросовестный налогоплательщик не вправе при исчислении налога на прибыль уменьшить сумму дохода на сумму расходов в ситуации, когда его контрагент по гражданско-правовым обязательствам допускает нарушения порядка оформления первичных бухгалтерских документов (Постановление КС РФ от 27.05.2003 N 9-П).

В пункте 2 статьи 3 НК РФ закреплен принцип равного налогового бремени, заключающийся в том, что налоги и сборы не могут иметь дискриминационного характера и различно применяться исходя из социальных, расовых, национальных, религиозных и иных подобных критериев. Согласно указанной норме не допускается устанавливать дифференцированные ставки налогов и сборов, налоговые льготы в зависимости от формы собственности, гражданства физических лиц или места происхождения капитала (см. Постановления КС РФ от 21.03.97 N 5-П, от 30.01.2001 N 2-П, ФАС Северо-Западного округа от 05.04.2007 N А13-3921/2006-05).

Как отмечено в Постановлении КС РФ от 13.03.2008 N 5-П, принцип равенства налогового бремени нарушается в тех случаях, когда определенная категория налогоплательщиков попадает в иные по сравнению с другими налогоплательщиками условия, хотя между ними нет существенных различий, которые оправдывали бы неравное правовое регулирование.

Дополнительной иллюстрацией могут являться вопросы, затронутые в Письме Минфина России от 13.03.2008 N 03-05-04-01/10. Финансовое ведомство разъяснило, что установление дифференцированных налоговых ставок по налогу на имущество организаций в зависимости от категорий налогоплательщиков предусматривает определение категорий налогоплательщиков исходя из общих признаков, объединенных конкретным видом экономической деятельности, отраслью экономики и т.п. Установление дифференцированных налоговых ставок по налогу на имущество организаций в зависимости от имущества, признаваемого объектом налогообложения, предусматривает установление налоговых ставок для конкретных имущественных объектов или находящегося на балансе организации имущества (имущественного комплекса), используемого по целевому назначению также в определенных видах экономической деятельности, отраслях экономики и т.п.

Пункт 3 комментируемой статьи предполагает установление налогов, имеющих экономическое основание.

В связи с этим принципом суд на основании имеющихся в деле доказательств вправе установить рыночную стоимость в ином размере, чем указано в заявлении об оспаривании результатов определения кадастровой стоимости, в том числе при наличии возражений заявителя относительно представленных доказательств об иной рыночной стоимости объекта недвижимости (пункт 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.06.2015 N 28 "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел об оспаривании результатов определения кадастровой стоимости объектов недвижимости").

Также действие данного принципа можно проследить на примере Определении Верховного Суда РФ от 30.07.2015 N 305-КГ15-3206, А40-140893/2013, в котором отмечено, что перевозка собственных пассажиров и пассажиров партнера на международных авиалиниях должна иметь одинаковые налоговые последствия в виде обложения налогом на добавленную стоимость по ставке 0 процентов.

Применение различных налоговых последствий к одинаковым по своему содержанию хозяйственным операциям в зависимости лишь от того, на чьем бланке оформлен билет пассажиру, является прямым нарушением принципа экономической обоснованности налогообложения.

В связи с изложенным ВС РФ пришел к выводу о правомерности применения нулевой ставки НДС в отношении услуг по соглашениям код-шеринга, когда стороны не оказывают услуги по перевозке непосредственно друг другу, а фактическим получателем услуги является авиапассажир, при этом авиапассажир вне зависимости от оформления авиабилетов тем или иным партнером имеет равные права, в том числе право на предъявление претензий фактическому перевозчику.

Особое внимание в комментируемой статье уделено действию налогов и сборов в экономическом пространстве РФ. Закрепленный в пункте 4 статьи 3 НК РФ принцип о допустимости установления налогов и сборов, действующих в экономическом пространстве России, соответствует положениям пункта 1 статьи 4 Конституции РФ, где указано, что суверенитет РФ распространяется на всю ее территорию (см. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 17.01.2005 N Ф04-9485/2004(7745-А45-26)).

Пункт 5 комментируемой статьи закрепляет необходимость уплаты налогов и сборов только в определенном НК РФ порядке.

ФНС России в пункте 13 Письма от 24.12.2015 N СА-4-7/22683@, которым направлен Обзор судебных актов, принятых конституционным судом Российской Федерации и Верховным судом Российской Федерации по вопросам налогообложения во втором полугодии 2015 года, указала, что в случае увеличения кадастровой стоимости земельного участка в середине года, налоговый орган не вправе применять новую стоимость при исчислении земельного налога в течение этого налогового периода, так как это ухудшает положение налогоплательщика.

Данная позиция Верховного Суда РФ содержится в определении от 21.09.2015 N 304-КГ15-5375 по делу N А46-12281/2014 (ОАО "Акционерная Компания "Омскагрегат" против ИФНС России N 1 по Центральному административному округу г.Омска).

В определении также отмечено, что толкование правовых последствий отсутствия в главе 31 НК РФ нормы, регулирующей определение налоговой базы по земельному налогу при изменении вида разрешенного использования земельных участков в течение налогового периода, изложенное Президиумом ВАС РФ в Постановлении от 06.11.2012 N 7701/2012, касалось ситуации, при которой в отсутствие у налогоплательщика установленных законом препятствий для исчисления налоговой базы по земельному налогу соответствующим образом такое исчисление повлекло улучшение положения налогоплательщика.

В рассматриваемом же случае, ссылаясь на указанное Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, суды признали правомерным расчет налоговой базы по земельному налогу с учетом изменения в течение налогового периода вида разрешенного использования земельных участков, произведенный инспекцией не предусмотренным пунктом 1 статьи 391 НК РФ способом, который привел к ухудшению положения налогоплательщика (с учетом пункта 5 статьи 3 НК РФ).

Однако, все-таки, самым известным принципом налогообложения следует признать презумпцию добросовестности налогоплательщика.

Пункт 7 статьи 3 НК РФ устанавливает важную гарантию, корреспондирующую с положениями Конституции РФ о презумпции невиновности, о том, что все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика (плательщика сборов).

В этой связи налоговые органы обязаны все неустранимые сомнения, противоречия и неясности налогового законодательства толковать в пользу налогоплательщиков.

Обязанность доказывания недобросовестности возложена на налоговые органы. Согласно нормам АПК РФ и ГПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

На это указывает ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 07.12.2012 N А45-7414/2011.

В Постановлении ФАС Поволжского округа от 31.10.2012 N А57-825/2012 разъяснено, что обнаруженную недобросовестность налогоплательщика, так же как и законность решения, в котором содержится вывод об этом, должен доказать налоговый орган, поскольку налогоплательщик в силу презумпции добросовестности не обязан доказывать свою добросовестность при осуществлении предпринимательской деятельности.

Недобросовестность налогоплательщика должна быть установлена безусловными и однозначно истолковываемыми доказательствами (см. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 30.10.2012 N 09АП-31350/2012).

Следовательно, в сфере налоговых правоотношений действует презумпция добросовестности налогоплательщика, означающая, что, пока налоговый орган не докажет обратное, налогоплательщик считается добросовестно выполнившим свои обязанности.

В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности - достоверны (см. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 04.12.2012 N А70-59/2012).

Представление налогоплательщиком всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы (см. Постановление ФАС Поволжского округа от 01.11.2012 N А72-672/2012).

Отмечая, что в нормах налогового законодательства изначально заложен принцип презумпции добросовестности налогоплательщика, Девятый арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 05.12.2012 N 09АП-32165/2012 при этом указывает, что согласно правовой позиции КС РФ, изложенной в Постановлении от 24.02.2004 N 3-П, судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемы субъектами предпринимательской деятельности, которые обладают самостоятельностью при осуществлении такой деятельности. Постановлением от 12.10.2006 N 53 Пленума ВАС РФ закреплено: "установление судом наличия разумных или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. Налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Обоснованность получения налоговой выгоды не может быть поставлена в зависимость от способов привлечения капитала для осуществления экономической деятельности или от эффективности использования капитала - использование собственных средств, заемных средств, эмиссия ценных бумаг, увеличение уставного капитала и т.п.".

Презумпция добросовестности налогоплательщика означает, что правовой защитой пользуются налогоплательщики, которые в полном объеме исполняют свои обязанности по правильному исчислению, удержанию, полному и своевременному перечислению в бюджет законно установленных налогов и сборов, а также по соблюдению необходимых условий предоставления налоговых вычетов. Лица, недобросовестно выполняющие свои налоговые обязанности, не могут пользоваться теми же правами, что и законопослушные налогоплательщики (см. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 21.12.2012 N А53-8030/2011).

В Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 20.07.2015 N Ф05-8786/2015 отмечено, что лицо, привлекаемое к ответственности, не обязано доказывать свою невиновность в совершении налогового правонарушения. Обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, послуживших основанием для привлечения налогоплательщика к ответственности, возлагается на налоговый орган, при этом неустранимые сомнения в виновности организации, толкуются в пользу налогоплательщика.

Применение пункта 7 комментируемой статьи может быть проиллюстрировано пунктом 6 Обзора практики рассмотрения судами дел, связанных с применением главы 23 Налогового кодекса Российской Федерации, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 21.10.2015.

В данном пункте разъяснено, что главой 23 НК РФ прямо не определено, на основании каких именно документально подтвержденных данных о стоимости имущества гражданин обязан исчислять налог в случае получения имущества в дар от другого физического лица.

Учитывая пункт 7 статьи 3 НК РФ, Президиум ВС РФ заключил, что в рассматриваемой ситуации надлежит исходить из положений пункта 3 статьи 54 НК РФ, в силу которых по общему правилу физические лица исчисляют налоговую базу на основе получаемых в установленных случаях от организаций и (или) физических лиц сведений об объектах налогообложения.

К числу таких сведений об объекте налогообложения могут быть отнесены официальные данные о кадастровой стоимости объекта недвижимости, полученные из государственного кадастра недвижимости, который является систематизированным сводом сведений об учтенном в Российской Федерации недвижимом имуществе (пункт 2 статьи 1 Федерального закона от 24.07.2007 N 221-ФЗ "О государственном кадастре недвижимости").

При отсутствии в государственном кадастре недвижимости сведений о кадастровой стоимости имущества не исключается также право гражданина использовать сведения об инвентаризационной стоимости недвижимости, полученные из органов технической инвентаризации, одной из целей определения которой является налогообложение физических лиц (пункт 7 Положения о государственном учете жилищного фонда в Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 13.10.97 N 1301).

В ситуации, когда не установлена недостоверность официальных сведений о стоимости имущества, на основании которых гражданином был исчислен и уплачен налог, достаточные основания для взыскания с него недоимки отсутствуют.

Так, при разрешении одного из дел о взимании налога при дарении имущества суд апелляционной инстанции согласился с правильностью исчисления налога гражданином исходя из инвентаризационной стоимости полученной в дар квартиры. Судебная коллегия областного суда отметила, что НК РФ не содержит конкретной методики определения налоговой базы при дарении имущества, в связи с чем денежным измерением дохода может быть признана инвентаризационная стоимость такого имущества по данным бюро технической инвентаризации и указанная в договоре в качестве той стоимости имущества, от уплаты которой даритель освободил гражданина (по материалам судебной практики Томского областного суда).

В Определении Верховного Суда РФ от 03.11.2015 N 304-КГ15-13387 суд указал, что несоответствие терминологии, применяемой в нормативных правовых актах, не должно лишать юридическое лицо права на освобождение от налогообложения товаров, которые в соответствии с действующим законодательством не подлежат налогообложению при ввозе на таможенную территорию Российской Федерации, учитывая, что единственным документом, достоверно подтверждающим значение кода ОКП ввезенного товара, является его регистрационное удостоверение, сведения из которого впоследствии переносятся в соответствующий раздел сертификата соответствия (декларации о соответствии), и все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика, суд заключил, что изменение термина в сложившихся правоотношениях, получение нового регистрационного удостоверения в установленном порядке при неизменности наименования изделия, производителя, кода ОКП не могут лишать налогоплательщика установленной льготы.

Как обращает внимание ФАС Московского округа в Постановлении от 13.07.2011 N КА-А40/7025-11, в соответствии с пунктом 7 статьи 3 НК РФ и пунктом 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 28.02.2001 N 5 "О некоторых вопросах применения части первой Налогового кодекса Российской Федерации" различное толкование правовых норм судом, налогоплательщиком и налоговым органом свидетельствует о неясности акта законодательства о налогах и сборах, а потому она должна толковаться в пользу налогоплательщика (плательщика сборов, взносов).

Пленум ВАС РФ, руководствуясь пунктом 7 статьи 3 НК РФ, указал, что при рассмотрении налоговых споров, основанных на различном толковании налоговыми органами и налогоплательщиками норм законодательства о налогах и сборах, судам необходимо оценивать определенность соответствующей нормы.

При применении пункта 7 статьи 3 НК РФ необходимо учитывать, что неустранимыми могут быть признаны лишь те сомнения, которые невозможно устранить, несмотря на использование известных методов толкования законов: грамматического, логического, исторического и иных методов (см. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 05.09.2007 N Ф08-5774/2007-2163А).

Как отмечено в Постановлении Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 18.09.2015 N Ф04-22995/2015, указанный принцип налогового законодательства подлежит применению при существовании законодательных пробелов, вследствие которых нарушается баланс частных и публичных интересов в налогообложении. Неправильное понимание субъектом налогового правоотношения той или иной нормы закона не может свидетельствовать о наличии правовых пробелов, не позволяющих определить ее содержание применительно к конкретной практической ситуации.